May 7th, 2008

bubu

20 агорот

Раз в году, накануне Дня Катастрофы европейского еврейства, СМИ дружно вспоминают о том, что большинство уцелевших в Катастрофе живут за чертой бедности. Что многим не выплачивают даже те крохи, которые им положены по закону. Бюрократические игры: "заблудившиеся" документы, нестыковка между инстанциями, ответственными за перечисление денег... Негодуют радио- и телекомментаторы и депутаты кнессета, чиновники клятвенно заверяют в том, что меры будут приняты сей момент... А что в реальной жизни? Моя старенькая мама собралась к папе в больницу. Положила в карман деньги на автобус – ровно столько, сколько нужно, чтобы не рыться в кошельке. Кошелек был в сумке. А цены на билеты, надо сказать, в разных автобусных компаниях разные. Мама об этом не знала или не подумала. На обратном пути зашла в автобус, протянула водителю деньги. Тот сурово потребовал еще 20 агорот. Мама полезла в сумку. Кошелька там не было... Она что-то пролепетала на своем бедном иврите. Водитель молча открыл дверь и процедил: "Лехи..." ("Иди"). Мама вышла. Она уже собиралась идти пешком – а это не один километр, господа! – но на счастье подкатил автобус, который был ей по карману.
Кошелек нашелся дома на следующий день... Память часто подводит пожилых людей.
 А с телеэкранов и по радио все еще несутся прочувствованные речи о погибших и уцелевших. О долге общества по отношению к ним. Моя мама – уцелела... И это отдельная история, полная боли. "Мне было так обидно, когда он выставил меня из автобуса", – только и сказала она.

Сегодня День памяти павших в войнах за независимость Израиля.
Да будет благословенна их память. И пусть никто не посмеет обидеть их близких, когда они станут старенькими и немощными...